Печать

В.В. Бойчевска,  С.В.Алексеев

 

«Итак, экология культуры!»

 

«..Итак, в экологии есть два раздела: экология биологическая и экология культурная, или нравственная. Убить человека биологически может несоблюдение законов биологической экологии, убить человека нравственно может несоблюдение экологии культурной. И нет между ними пропасти, как нет четко обозначенной границы между природой и культурой».

Д.С.Лихачев, 1984г.

 

На исследовательских полях институтов АСТ актуализированы практические материалы о внедрении  понятия экологии в  социальную сферу: эко-поведение, эко-управление, эко-медицина, эко-психология… 

Экология не просто модное слово, применяемое в последнее время в межотраслевом контексте. Значение и значимость слов (понятий)  определяют люди. И если в мировом, планетарном масштабе приставка ЭКО становится регуляторным  маркером, в котором люди нуждаются, на который реагируют с живым запросом, значит, существует интерес и формируется определенный культурный код, который содержит в себе экологический поведенческий императив: не вреди соседям (С2), не вреди среде обитания (С2); не вреди себе (С1), разработанный научной школой Чигирева В.А. и Юнацкевича П.И.

Экологический поведенческий императив положен в основу разработаной Чигиревым В.А. и Юнацкевичем П.И. "блокирующей технологии», которая получила название дискурсивно-оценочный метод (ДОМ).

 

Чигирев Виктор Анатольевич

ДОМ основан на создании в информационно-коммуникационных сетях информационных концентраторов внимания к социально-значимым вопросам. Вокруг этих вопросов происходит общение. Отражаются обратные социальные связи посредством групповых экспертных оценок и массовых этических оценок с использованием различного рода шкал (шкал вреда, профессионального соответствия, должного поведения и другие). Возникает негативное гражданское согласие, которое блокирует вредное для общества поведение конкретных социальных субъектов (человека, объединение граждан, организацию).

Блокирующая технология позволяет регулировать внедрение новых технологий. Она может способствовать их запуску, распространению, или прекращать их внедрение. Отличается от закрывающей технологии и подрывной инновации тем, что она позволяет с этических позиций (не вредит ли это людям) регулировать технологии (одобрение или запрет), собственники которых создают стили поведения в обществе (например, стиль наслаждения от потребления, паразитарного и безответственного поведения, дегуманизации отношений людей). В культурной сфере блокирующая технология может запретить распространнеие пропаганды антикультурных кодов поведения - социальный паразитизм, трусость, гражданская пассивность, всеобщее и взаимное недоверие, криминальные взгляды и установки, "скотское отношение к людям", нежелание работать и брать на себя отвественность и другие. 

Закрывающая технология — инновационная категория, которая в результате своего появления сокращает потребность в ресурсах, включая человеческие ресурсы. При этом закрывающая технология приводит к сворачиванию отдельных специальностей или отраслей промышленности без появления сравнимых по потребностям в ресурсах направлений. Если же просто имеет место замещение новыми технологиями (отраслями, рыночными нишами) ставших ненужными в силу утраты актуальности старых, то речь идет о подрывных инновациях.

«Подрывные инновации» (англ. Disruptive innovation) — инновации, которые изменяют соотношение ценностей на рынке. При этом старые продукты становятся неконкурентоспособными просто потому, что параметры, на основе которых раньше проходила конкуренция, теряют свое значение.

 

Юнацкевич Петр Иванович

 

Эко-поведение (экология поведения) – это поведение человека, которое исключает причинение вреда среде обитания, другим людям и самому себе.
 

Эко-управление (экология управления) – это управленческая деятельность человека, которая исключает причинение вреда среде обитания, другим людям и самому себе.

Институт культурных ценностей и ресурсов, не оставаясь в стороне от дискуссии, предлагает выдержки из наследия великого исследователя древнерусской культуры академика Дмитрия Сергеевича Лихачева.

Большое значение в жизни и судьбе Д.С.Лихачева занимало участие в сохранении культурного и природного наследия. У него была твердая убежденность в том, что «добро… во много раз ценнее и весомее зла. И культура строится на добре, а не на зле, выражает доброе начало в народе».

Д.С. Лихачев полагал, что экологию, которая изучает целостный мир нельзя ограничивать лишь изучением проблем природной, биологической среды. Сохранение культурной среды – вторая равноценная задача, не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Ученый оставил нам провидческое напутствие о том, что отношение к природе и отношение к культуре требует единых правил нравственности, осознания человека-субъекта неотъемлемой частью природы и культуры. 

 

 

Жизнь человека в системе координат культуры не ограничивается усвоением информации и выражением эмоций, но является динамическим процессом накопления социального опыта, открытия себя как субъекта творчества и познания творчества других, то есть развития параллельной созидательной реальности, субъект-субъектной парадигмы эко-культуры.

Обращенность к эко-культуре способна стать самозащитой человечества от дегуманизации, безудержного несправедливого потребления, многоразличных безобразных проявлений агрессивности.

Мысли Д.С.Лихачева об экологии культуры изложены 35 лет назад, но оцените сами, насколько они  не архаичны, а современны как ценнейший базис для развития универсального эко-подхода. 

***

«Любовь к родному краю, к родной культуре, к родному селу или городу, к родной речи начинается с малого – с любви к своей семье, к своему жилищу, к своей школе. Постепенно расширяясь, эта любовь к родному переходит в любовь к своей стране – к ее истории, ее прошлому и настоящему, а затем ко всему человечеству, к человеческой культуре».

***

«Человек живет в определенной окружающей среде. Загрязнение среды делает его больным, угрожает его жизни, грозит гибелью человечеству».

***

«Наука, которая занимается охраной и восстановлением окружающей природы, называется экологией и как дисциплина начинает уже сейчас преподаваться в университетах.

 Но экологию нельзя ограничивать только задачами сохранения природной биологической среды. Для жизни человека не менее важна среда, созданная культурой его предков и им самим

Сохранение культурной среды – задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравственной жизни, для его «духовной оседлости», для его привязанности к родным местам, для его нравственной самодисциплины и социальности. 

А между тем вопрос о нравственной экологии не только не изучается, он даже и не поставлен нашей наукой как нечто целое и жизненно важное для человека. Изучаются отдельные виды культуры и остатки культурного прошлого, вопросы реставрации памятников и их сохранения, но не изучается нравственное значение и влияние на человека всей культурной среды во всех ее взаимосвязях, хотя сам факт воспитательного воздействия на человека его окружения ни у кого не вызывает ни малейшего сомнения. Вот к примеру, после войны в Ленинград вернулось, как известно, далеко не все довоенное население, тем не менее вновь приехавшие быстро приобрели те особые, ленинградские черты поведения, которыми по праву гордятся ленинградцы. Человек воспитывается в определенной, сложившейся на протяжении многих веков культурной среде, незаметно вбирая в себя не только современность, но и прошлое своих предков. История открывает ему окно в мир, и не только окно, но и двери, даже врата».

 

 

***

«Улицы, площади, каналы, дома, парки – напоминают, напоминают… Ненавязчиво и настойчиво творения прошлого, в которые вложены талант и любовь поколений, входят в человека, становясь мерилом прекрасного.

Он учится уважению к предкам, чувству долга перед потомками.

И тогда прошлое и будущее становятся неразрывными для него, ибо каждое поколение – это как бы связующее звено во времени. Любящий свою родину человек не может не испытывать нравственной ответственности перед людьми будущего, чьи духовные запросы будут все множиться и возрастать. Если человек не любит хотя бы изредка смотреть на старые фотографии своих родителей, не ценит память о них, оставленную в саду, который они возделывали, в вещах, которые им принадлежали, -- значит он не любит их.

Если человек не любит старые улицы, старые дома, пусть даже и плохонькие, -- значит у него нет любви к своему городу. Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны – он, как правило, равнодушен и к своей стране. Итак, в экологии есть два раздела: экология биологическая и экология культурная, или нравственная. Убить человека биологически может несоблюдение законов биологической экологии, убить человека нравственно может несоблюдение экологии культурной. И нет между ними пропасти, как нет четко обозначенной границы между природой и культурой».

***

 

«Культурную экологию не следует смешивать с наукой о реставрации и сохранения отдельных памятников. Культурное прошлое нашей страны должно рассматриваться не по частям, как повелось, а в целом. Речь должна идти о том, чтобы сохранить самый характер местности, «ее лица необщее выражение», архитектурный и природный ландшафт. А это значит, что новой строительство должно возможно меньше противостоять старому, с ним гармонировать, сохранять бытовые навыки народа (это ведь тоже «культура») в своих лучших проявлениях. Чувство плеча, чувство ансамбля и чувство эстетических идеалов народа – вот чем необходимо обладать и градостроителю, и в особенности строителю сел. Архитектура должна быть социальной. Культурная экология должна быть частью экологии социальной».

***

 

«Итак, экология культуры! Есть большое различие между экологией природы и экологией культуры, к тому же весьма принципиальное.

 До известных пределов утраты в природе восстановимы. Можно очистить загрязненные реки и моря, можно восстановить леса, поголовье животных, конечно, если не перейдена известная грань, если не уничтожена та или иная порода животных целиком, если не погиб тот или иной вид растений. Удалось же восстановить зубров – и на Кавказе, и в Беловежской Пуще, даже поселить в Бескидах, то есть там, где их раньше и не было. Природа при этом сама помогает человеку, ибо она «живая». Она обладает способностью к самоочищению, к восстановлению нарушенного человеком равновесия. Она залечивает раны, нанесенные ей извне – пожарами, вырубками, ядовитой пылью, сточными водами. Иначе обстоит дело с памятниками культуры. Их утраты невосстановимы, ибо памятники культуры всегда индивидуальны, всегда связаны с определенной эпохой, с определенными мастерами. Каждый памятник разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно».

 

***

«Запас» памятников культуры, «запас» культурной среды крайне ограничен в мире, и он истощается со все прогрессирующей скоростью. Техника, которая сама является продуктом культуры, служит иногда в большей мере умерщвлению культуры, чем продлению ее жизни. Бульдозеры, экскаваторы, строительные краны, управляемые людьми бездумными, неосведомленными, уничтожают и то, что в земле еще не открыто, и то, что над землей, -- уже служившее людям. 

Даже сами реставраторы, руководствуясь своими собственными, недостаточно проверенными теориями или современными представлениями о красоте, становятся иногда в большей мере разрушителями, чем охранителями памятников прошлого. Уничтожают памятники и градостроители, особенно если не имеют четких и полных исторических знаний. На земле становится тесно для памятников культуры не потому, что земли мало, а потому, что строителей притягивают к себе старые места, обжитые и оттого кажущиеся особенно красивыми и заманчивыми для градостроителей. Градостроителям, как никому, нужны знания в области экологии культуры».

***

«Краеведение… воспитывает живую любовь к родному краю и дает те знания, без которых невозможно сохранение памятников истории и культуры на местах. На его основе можно серьезнее и глубже решать местные экологические проблемы. Давно высказывалось мнение, что краеведение следует ввести в качестве дисциплины в школьные учебные программы. До сих пор этот вопрос остается открытым. Чтобы сохранить памятники культуры, необходимые для «нравственной оседлости» людей, мало только платонической любви к своей стране, любовь должна быть действенной. 

А для этого нужны знания, и не только краеведческие, но и более глубокие, объединяемые в особую научную дисциплину – экологию культуры».

 

1984 год

 

Текст цитируется по изданию: Лихачев Д.С. «Заметки о русском». – М., КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014.

 

Мерилом "правды" в дискурсивно-оценочном методе является экологический поведенческий императив. Именно поэтому предлагаемый Чигиревым Виктором Анатольевичем и Юнацкевичем Петром Ивановичем подход призван корректировать многие дефекты современной культуры, приникшие туда в результате действия врожденных инстинктивных программ, которые в свою очередь приводят к многообразным формам инстинктивно вредного поведения субъектов.

 

 

 
Поделиться в соц.сетях
Нравится